История мебели и интерьера. Генрих Гацура.
Психо=графология. Моргенштерн.
Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Списки
Произведения
Союзы
Премии
ЦДЛ
Альбомы
Хобби

СТАРЫЕ РЕЦЕНЗИИ

Иногда очень забавно почитать какие-нибудь старые рецензии 50 или 100-летней давности. Интересно, как во времени меняется отношение отдельных критиков к одному и тому же произведению. Время от времени мы будем предлагать Вашему вниманию такие рецензии. Чтение их очень успокаивает, особенно молодых авторов, после публикации в их адрес очередной критической статьи.

Публикуемую ниже рецензию на книгу Антуана Альбала "Искусство писателя - начатки литературной грамоты", мы выбрали не только из-за названия, но и потому, что рецензии на нее появились сразу в трех изданиях 1924 года - "Лефе", "Октябре" и "Русском современнике".

Наша рецензия взята из "Лефа",Nо1 за 1924 год, стр.152-153.
Автор рецензии - В.Ш. (Псевдоним Шкловского В.Б.).

Заранее благодарим сайт СовЛит ( http://www.nb.ru/sovlit/ ) за создание русской базы данных о литературных журналах 20-х годов, и возможность ею пользоваться. Для современных историков и писателей это просто кладезь информации.


В. Ш.

АНТУАН АЛЬБАЛА: "ИСКУССТВО ПИСАТЕЛЯ - НАЧАТКИ ЛИТЕРАТУРНОЙ ГРАМОТЫ".
Перевод с французского И. Б. Мандельштама. С предисловием А. Г. Горнфельда. Книгоиздательство Сеятель. Петроград, 1924 год.

Были толстые журналы. Жили они лет сто. Писали в них особые люди: не литераторы, не писатели, а журналисты. Литературу они презирали.
Просматривали ли вы когда-нибудь комплект "Вестника Европы"? Сто лет печатался журнал и умудрился всегда быть неправым, всегда ошибаться. Это был специальный дренажный канал для отвода самоуверенных бездарностей. У них были свои боги, свои поэты, свои прозаики.
Другой канал, покороче, назывался "Русским Богатством"; он происходил от славных родителей: предки его вели литературные войны. Но сам он был отдан под выпас П. Я.
Здесь разучивался писать Короленко, а писал Олигер и здесь из номера в номер ругали и поносили сперва символистов (и до них еще кого-то), потом футуристов...
"Русское Богатство" субъективно было честным журналом, но объективно это было место литературной оппозиции людей плохо пишущих против людей пишущих хорошо.
А. Горнфельд - человек почтенный и украшенный многими ошибками. Так адмирал Макаров был славен своей неудачной попыткой совершить полярное путешествие на ледоколе.
Горнфельд никуда не плавал, и, кажется, этим очень гордится.
Литературно он никого не родил и это, вероятно, очень аристократично. Конечно, Горнфельд умнее журнала, в котором он писал, но тем хуже, так как он действовал сознательно.
В литературе не надо жалости и нужно поэтому не замалчивать бесполезность пути Горнфельда, а сделать из него памятник и пугало.
Кажется первый раз А. Горнфельд (очень милый в жизни и образованный человек) что-то советует.
Интересно, конечно то положительное, что может предложит нам человек с громадным, хотя и отрицательным литературным опытом. Книга Альбала вся основана на анализе отрывков прозы, разбираемых со стороны их стиля. Все эти отрывки, конечно понятны для французского писателя и взяты из писателей ему известных.
Для русского читателя они дают очень мало, так как нельзя учиться стилю по переводам. Сам А. Горнфельд (чрезвычайно милый и образованный человек) понимает это, когда говорит "что книга будет полезна только для того, кто прежде всего попытается заменить его (Альбала) французские ссылки и сопоставления соответственными выдержками и примерами из русской литературы.
Конечно, такая замена должна была быть сделана редактором (можно указать одну попытку на это: стр. 138, пример из Тургенева), но возлагать всю эту работу на неподготовленного читателя - значит сознательно делать книгу бесполезной.
Сама книга далеко не первокласна. Автор ее стоит на точке зрения неизменности законов и даже правил стиля, т.-е. думает, что писали всегда одинаково, а если писали иначе, то ошибались.
Таким образом оказывается, что нужно избегать (всегда) "повторений слов", хотя и у лучших писателей нет в них недостатка, настолько в этом отношении притуплено внимание" (стр. 77).
Если читатель этой книги начнет после этого изучать литературу, то узнает, что повторения - правило для "Библии", для "Калевалы", для русского, так-называемого народного творчества, что они же правила для Гоголя, и ими же широко и сознательно пользовался Лев Толстой.
Но Альбала этим не смущается, он на одной странице (94) исправил Расина, Ричардсона, Сервантеса и Софокла.

В другом месте Альбала говорит:
"Ясно, например, что нужно итти прямо к цели и избегать отступлений". Однако, ими полон "Дон-Жуан" Байрона. В "Жиль Блазе" ("Дон Кихот" тож В. Ш.) эпизоды занимают почти столько же места, сколько главное содержание. Этот список русский читатель конечно дополнит именем Пушкина ("Евгений Онегин"), но Альбала не смущен, так как пошлость никогда не удивляется, (смотри "Русское Богатство") он говорит: гений позволяет себе вольности, в которых отказано простому смертному.
Превосходное изречение, так как почти все авторы, приведенные почтенным французом - гении. Итак, напишем вместо поэтики "Указ о вольности". Пока же заметим. Некоторые отдельные указания почтенного француза правильны и говорят о том, что он все же родился не в той стране, где выходил "Вестник Европы", но они даны знахарски, как отдельные случаи. Удачность Гомеровского описания можно попытаться объяснить умелым пользованием "несущественными деталями"; те образы, которые кажутся Альбала удачными, обычно основаны на реализации метафоры и т.д., сейчас же все эти отрывки, данные просто как достопримечательности, бесполезны.
Подвожу итог. Книга "Начатки литературной грамоты" в том виде, как она предлагается А. Горнфельдом (неподготовленному читателю) т.-е. с переводными примерами из незнакомых писателей, бесполезна.
Если же ее снабдить (что может сделать редактор книги во втором ее издании) русскими примерами, то она может стать незаменимым руководством для всякого, кто захочет научиться писать так, как писали в "Вестнике Европы" и "Русском Богатстве".


Назад

Rambler's Top100