КНИГА

 

“ВЕТЕР СТРАНСТВИЙ”

 

 

«Жить нужно путешествуя»

                                         Константин Паустовский

 

«Жить – значит путешествовать»

                                         А. Грин

«Не фотография – сердце хранит»

                                (Ива Афонская - из стихов о Чехии)

 


 

       *     *     *

«Угоден Зевсу бедный странник,

Над ним святой его покров!

Домашних очагов изгнанник,

Он гостем стал благих богов!..

 

Сей дивный мир, их рук созданье,

С разнообразием своим,

Лежит развитый перед ним

В утеху, пользу, назиданье.

 

Чрез веси, грады и поля,

Светлея, стелется дорога, -

Ему отверста вся земля,

Он видит всё и славит Бога!..»

                                             Ф. Тютчев

 

«Странничество – очень характерное русское явление… Странник ходит по необъятной русской земле, никогда не оседает и ни к чему не прикрепляется. … Странник ищет правды, ищет царства Божьего, он устремлён вдаль. Странник не имеет на земле своего пребывающего града, он устремлён к граду будущему».

                                                                                                                                            Н. Бердяев

 


 

 

Эпиграф:

“Ах, не плыть по голубому морю,

Не видать нам Золотого Рога,

Голубей на площади Сан-Марка.

(. . .)

. . . Может быть, судьбу я переспорю,

Сбудется весёлая дорога,

Отплывём весной туда, где жарко,

И покормим голубей Сан-Марка,

Поплывём вдоль Золотого Рога

К голубому, ласковому морю”.

                                   М. Кузмин

 

«Мы идём сквозь туманные годы,

Смутно чувствуя веянье роз,

У веков, у пространств, у природы

Отвоёвывать древний Родос».

                                   Гумилёв

 

Всё сбылось. О, как здесь небо ярко!

Милостью нежданного подарка

Нас с тобой осыпала судьба.

Голубей на площади Сан-Марка1

кормим мы, и в летний день так жарко,

словно кружево - дворцов резьба.

 

Мы ещё вчера мечтать не смели

в то, что будем здесь на самом деле,

даже и не думали всерьёз.

А теперь плывём, как флибустьеры

мы в края и Зевса, и Венеры,

мы увидим сказочный Родос.

 

Жадным к жизни - всё нам в мире мало:

и Венецианского канала,

нас манит зелёная вода.

Пирамиды, сфинксы и гробницы

по ночам не перестанут сниться,

ветру странствий говорим мы: да.

 

Вдаль ведёт весёлая дорога,

впереди чудес ещё так много,

и манят нас в море маяки.

Выигран с судьбою спор тяжёлый,

беды гоним песенкой весёлой

и дороги трудные легки.

 

1996

 

Комментарии:: 1 – Сан-Марко – главный собор в Венеции, его имя носит площадь, на которой он расположен. Эта площадь известна большим количеством голубей.


 

ПОПУТНАЯ ПЕСНЯ

 

Когда-нибудь

отправлюсь в путь

и сяду на корабль,

попутный ветер

будет дуть

и чайки петь: пора.

 

Когда-нибудь

не даст уснуть

мне ветер дальних стран,

и плыть туда

решит рискнуть

отважный капитан.

 

Пройдя бесстрашно сто морей

и сто невзгод пройдя,

диковинных птиц и зверей

увижу в джунглях я.

 

И незнакомых городов

манящие огни.

Там, в пёстрой суете портов

пройдут нескучно дни.

 

В толпе, в столпотворенье лиц

мечтаю я бродить

по мостовым чужих столиц –

и счастье находить.

 

Слова всех стран

вберёт мой стих.

В свою семью приняв,

чужие боги стран чужих

благословят меня.

 

Пойму я истину навек,

пускаясь в путь назад:

что человеку человек

не волк, а друг и брат.

 

Когда-нибудь

отправлюсь в путь,

и с этою мечтой

живу, дышу,

и смерть прошу:

постой, постой, постой.

 

2000


 

ЦИКЛ «СТИХИ О ФРАНЦИИ»

 

НЕБО ПАРИЖА

 

Неповторимой своей синевой

ты с каждым годом становишься ближе.

Небо Парижа, ты всюду со мной,

небо Парижа.

 

Ты лишь душе не даёшь умереть.

Чувствую: если беда приключится –

в небо Парижа могу я взлететь

вольною птицей.

 

И с высоты этой взглядом обняв

синим туманом одетые крыши,

как же я счастлива: есть у меня

небо Парижа.


 

СИРЕНЕВЫЙ ПАРИЖ

 

От суеты дневной

устав, и от печали,

ты на плече моём

так тихо-тихо спишь.

И видишь ты во сне

кораблик на причале

и в дымке голубой

сиреневый Париж.

 

Но не в обиде я,

что не со мной во сне ты,

в мечтах не обо мне

уснув в ночную тишь.

Хотя моё плечо

твоей щекой согрето -

любовник твой сейчас -

сиреневый Париж.

 

Подольше отдохни -

сегодня ты устала.

Да, это только сон -

но не грусти, малыш.

Пускай ты там ещё

ни разу не бывала,

всё сбудется: любовь,

и счастье, и Париж.

 

Поднявшись на Монмартр,

посмотрим мы с тобою,

как кружится туман

поверх высоких крыш,

на башни и мосты

над Сеной голубою,

увидишь наяву

сиреневый Париж.

 

И будет он таким,

как ты во сне видала,

и будет он твоим -

от мостовых до крыш.

И скажешь ты тогда:

я там уже бывала,

но я опять хочу,

опять хочу в Париж.   


 

ЕЛИСЕЙСКИЕ ПОЛЯ

(песня)

Помню, в детстве я видел сон,

будто, лёгок и невесом,

я как будто лечу куда-то,

под волшебный хрустальный звон.        

 

Сердце, птицей взлетай, взлетай,

прилетаю в далёкий край,

там я вижу прекрасный город,

на земле это – или рай?

 

Белый храм на вершине холма

в середине его стоит,

белый храм на вершине холма

в голубых небесах парит.

 

         Припев:

Елисейские поля –

детская мечта моя,

по зелёной вашей травке

                   там, во сне, гуляю я.

 

Неужели час придёт:

Бог, судьба иль самолёт

и меня в просторы ваши

вдруг случайно занесёт?

 

Я забыл время детских снов,

видел много других городов,

я пройти столько в жизни смог

и далёких, и трудных дорог.

 

Был на жизнь озлоблен, как волк,

бит судьбою и одинок,

над виском моим не однажды

век мой – снайпер взводил курок.

 

Я удачу свою искал,

только в город тот не попал,

но забыть его не могу,

и во сне навстречу бегу.

 

 

                  


 

 ЦИКЛ “СТИХИ ОБ ИТАЛИИ”1995-1999

    

*   *   *

«Давно ль, давно ль, о Юг блаженный,

Я зрел тебя лицом к лицу…

… И я заслушивался пенья

Великих средиземных волн!

 

Но я, я с вами распростился –

Я вновь на Север увлечён…

Вновь надо мною опустился

Его свинцовый небосклон…

Здесь воздух колет. Снег обильный

На высотах и в глубине –

И холод, чародей всесильный,

Один здесь царствует вполне.

 

Но там, за этим царством вьюги,

Там, там на рубеже земли,

На золотом, на светлом юге,

Ещё я вижу вас вдали:

Вы блещете ещё прекрасней,

Ещё лазурней и свежей –

И говор ваш ещё согласней

Доходит до души моей!»

 

                  Ф. Тютчев


 

1. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИТАЛИИ

 

Из страны, где холод, мороз и пурга,

где закованы мы в ледяные снега,

оказались мы в тёплом, прекрасном краю,

и нам кажется – мы оказались в раю.

 

Среди синего неба и лазоревых гор

голубой разливается моря простор,

и деревья зелёные там круглый год,

виноград наливается, роза цветёт.

 

Солнце ласково светит с лазурных высот

и искусство, как сад, так же пышно растёт,

как ожившие сны – там стоят города,

не забыть этот край мне теперь никогда.

 

Только думаешь с грустью - зачем рождены

мы с тобою в сугробах холодной страны,

где полгода дожди и полгода зима,

люди хмуры, как климат, убоги дома.

 

Как  печален вид серых её деревень,

где забор покосился и выправить лень,

где картошка на грядках, не клумбы цветов,

много мусора, как в языке – бранных слов.

 

Что мы, так же убоги, как наши дома?

Храм наш прост, или вера у нас не права?

Как народ Моисея, оставил нас Бог?

Или тайный какой-то преследует рок?

 

Наше сердце устало в холодной стране,

где забвение ищут от жизни в вине,

и как будто забытой мелодии тон,

нам Венеция снится, как сказочный сон.

 

1995                                                


 

2. СТАНСЫ   В Е Н Е Ц И И

 

Зелёная вода каналов

манит таинственною мглой,

играют отблески опалов

под изумрудною волной.

 

Блеск той волны подобен блеску

венецианского стекла.1

Как лик мадонны с древней фрески,

красой небесной ты влекла.

 

Ты – Незнакомка,2 та же тайна,

средь карнавальной суеты3

таишь под маской не случайно

свои волшебные черты.

 

В тебе слились все сны поэтов

и все художников мечты.

И для всего большого света

ты – вечный символ красоты.

 

Веслом отталкивает лодку

изящный чёрный гондольер,4

привлечь пытается красотку

игрой изысканных манер.

 

Гранит мостов, каналов, зданий,

насквозь промокший, тёмно-сер.

Певучи все слова признаний,

любезен каждый кавалер.

 

Здесь о любви любое слово,

здесь, лишь в Венеции одной,

в мужчине каждом - Казанова,

мадонна в женщине любой.

 

Крылатый лев в когтистых лапах5

удерживает гордо власть,

Гермес6 шныряет, чуя запах,

где можно что-нибудь украсть.

 

Дворцы заснули, поступь дожей7

припоминая в сладком сне.

Торговых улиц шум тревожит:

там жарко спорят о цене.

 

Так много уличной торговли,

что облик твой в толпе исчез.

Но в древности была не той ли?

Ведь покровитель твой Гермес.

 

Ничто красы твоей не рушит.

Пусть скажет мещанин, смеясь,

что море здесь не чище лужи,

в твоих каналах – вонь да грязь.

 

Но мы не думаем об этом,

твоей фанаты красоты:

ведь мы научены поэтом

стирать случайные черты.8

                                     

1995

 

Комментарии:

1. Венеция славится своим знаменитым венецианским стеклом.

2. Имеется в виду известная картина Крамского «Незнакомка».

3. Венеция знаменита проходящим в ней знаменитым Венецианским карнавалом.

4. Гондольеры, управляющие лодками-гондолами на каналах Венеции, по традиции одеты в чёрное.

5. «Крылатый лев» - мифическое существо, ставшее символом Венеции. Его статуя стоит на главной площади Венеции – площади Сан-Марка.

6. Гермес –покровитель Венеции, в Древней Греции был одновременно богом торговли, путешествий и богом воровства. Венеция была крупным портом, крупным торговым центром, городом мореходов и купцов, и одновременно в ней процветало (и, как гласит молва, процветает до сих пор) воровство. Кроме того, многие памятники искусства Венеции были силой увезены (т.е. по сути дела, сворованы) венецианцами в других странах.

7. Дож – название правителей Венеции в эпоху Ренессанса.

8. «Сотри случайные черты, и ты увидишь: мир прекрасен». А. Блок


 

3. СОН О ВЕНЕЦИИ

 

Я проснулась в Венеции дожей,

моросил над каналами дождь,

в карнавальном костюме прохожий

на кого-то был странно похож.

 

Там, во сне, или только в тумане,

уходили под воду дома,

жизнь причудлива, словно в романе:

что ни шаг – то дворец, то тюрьма.

 

Как кружение чёрной гондолы,

поворот её не предсказать:

ждут отравленной шпаги уколы

и манят из-под маски глаза.

 

Как ночные виденья, в тумане

проплывают вдали острова,

звякнет счастье монеткой в кармане,

тут же в воду упав с рукава.

 

Что ж, пускай непонятно ни слова,

что поёт сладкозвучный певец,

и куда же шальная гондола

увезёт нас с тобой под конец.

 

Пусть придётся обратно вернуться,

повседневность нести нелегко –

как прекрасно заснуть - и проснуться

где-то там, далеко-далеко.

 

Я проснулась в Венеции дожей.

Отражаясь в осколке стекла,

жизнь на нашу была не похожа,

но, в каких бы веках не текла:

 

Неизведанна жизнь – и не нова,

и загадок полна, и проста…

Вон – усталый вздремнул Казанова,

опершись о перила моста.

 

1999


 

4. ГОРОД ВО СНЕ

 

Город какой-то мне снится во сне,

город, каких наяву не увидишь.

Может – Венеция, может быть – Китеж,

снова и снова приходит ко мне.

 

Я просыпаюсь – и в утренней мгле

видятся башен его очертанья,

Память, откуда в тебе эти зданья?

Может, и города нет на земле?

 

Нам для чего посылаются сны?

Может, напомнить о жизни забытой,

в той, предыдущей, мраком покрытой,

жили мы там и вернуться вольны?

 

И почему блеск чужих городов

нас заставляет томиться в печали,

словно давнишних знакомых, встречаем

пристань чужую, ступеньки мостов?

 

Видя картину на чьей-то стене,

вдруг узнаёшь ты знакомые крыши:

Это Венеция там или Китеж?

- Город, который ты видел во сне.

 

1999


 

5. *   *       *

 

Время, ты несёшься все быстрее,

но когда-то, на закате дня,

станем мы мудрее и добрее,

все дороги на земле пройдя.

 

В нашей жизни, стужами богатой,

неизменно всё же быть весне.

Наяву увидим мы когда-то

город, нами виденный во сне.

 

1998


 

6. Ф Л О Р Е Н Ц И Я

 

Под небом голубым и ясным,

где горный кружится орёл,

цветок Флоренции прекрасный1

на злато Медичи2 расцвёл.

 

Старинных замков мощь и строгость,

суровых башен красота

хранят о славном прошлом гордость,

таит величье простота.

 

Сохранено бессмертным чувство

 волшебной кистью и резцом,

ведь стало ремесло искусством,

искусство – нашим ремеслом.

 

До вечности одно мгновенье

здесь мерили на взмах весла,

и гениальность вдохновенья

влагали в формы ремесла.

 

Кузнец, ваятель и литейщик,

художник, зодчий и гончар -

творите вы не просто вещи,

а красоты чудесный дар.

 

Над городом благословенным

тень Аполлона пролегла.

 Богиня красоты из пены

восстав, под кистью ожила,

 

бессмертна стала на картине,3

и духа горнего полёт

на фреске, в мраморе и глине

сквозь времена до нас дойдёт.

 

Собор воздвигнут в центре града,

касаясь куполом небес.

Неизъяснимая отрада

нисходит тихо в сердце здесь.

 

Приди сюда в тоске и горе,

под гнётом пережитых лет:

Санта Мария де ла Фьоре4

спасёт тебя от груза бед.

 

1995

                                                              

Комментарии:

1. Символ города Флоренции – цветок лилии.

2. Медичи – богатый купеческий род,  правивший Флоренцией, благодаря меценатству которого и стал возможен расцвет искусств, называемый «флорентийским возрождением», давший миру множество замечательных мастеров, Боттичелли, Микеланджело и многих других.

3. Имеется в виду известная картина Боттичелли «Рождение Венеры».

4. «Санта Мария Де ла Фьоре» – в переводе «Санта Мария с цветком» – главный собор Флоренции, названный так, потому что на портале изображён цветок лилии, одновременно символ города и средневековый христианский символ чистоты Девы Марии. Этот собор считается вторым по величине в Европе после собора Св. Петра в Риме.

 


 

7. РИМ

 

«Посох взял, равеселился, и в далёкий Рим пошёл.»

О. Мандельштам

«Брожу и вбираю, обвитый с холмов синевой…»

Чичибабин

 

Иду, не верю, неужели впрямь

я вижу Рим, великий Рим,

священный город?

Но раз сюда приводят все дороги,

то и моя должна была прийти.

Когда-нибудь сюда приходит каждый,

найдя в своей душе свой вечный Рим.

Как странно видеть камни и колонны,

которым уже два тысячелетья,

и эти камни видели когда-то

иное, удивительное время,

эпоху гладиаторов, рабов,

Тиберия, Горация, Катулла.

Всё это так безмерно далеко,

что кажется нам сказкой,

но спокойно

мы видим камни, видевшие их.

И потому обломки древних храмов,

величественней, чем собор Петра.

Есть красота своя руин античных,

волнуя сердце, возвышая дух.

Устав и от жары, и от блужданий

по городу, сажусь на камень, что

когда-то, может, был частицей храма,

его рукой касался, может, Цезарь,

а я сижу, жуя свой бутерброд.

И думаю: здесь всё огромно слишком,

и город сам, и все его соборы,

и круглая арена Колизея.

В погоне за величием имперским

строитель чувство меры потерял.

Не строили так греки-демократы:

имперский дух - тоталитарный Рим.

Тот, кто его построил, был уверен:

не город он возвёл - вершину мира,

священную столицу всех религий,

и будет так навечно.

Каждый камень

на мостовой, и каждый дом и мост -

все подтверждают: так строитель думал.

В нём есть монументальность всех империй,

И перед ней песчинка - человек.

Империи величье и громадность

воплощены в громадности дворцов,

в богатстве и помпезности убранства.

Всё потому здесь сделано гигантским

и слишком подавляет человека,

ничуть не приближая к небесам.

Чем больше храм - тем меньше человек,

а Бог всё дальше, выше, недоступней.

Здесь слишком много собрано всего:

дворцов, мостов, картин, соборов, статуй,

что всё и не уместишь в голове,

на сотню городов бы их хватило,

как будто Рим не город –

целый мир.

И нет такого города на свете,

хранящего в себе сокровищ столько,

есть много городов,

но Рим один.

Здесь можно жить всю жизнь -

и за всю жизнь

не обойдёшь весь Рим, великий город,

и не осмотришь всех его соборов.

Но умереть нельзя, не видя Рим.

 

1995                                       


 

8. МОСТ АНГЕЛА 1

 

«В лазурной ночи почивает Рим.

Взошла луна и овладела им».

Ф. Тютчев

«А римские ночи потёмок московских темней…»

Чичибабин

Мост Ангела. Рим. Серебрится луна.

И в зеркало Тибра глядится она.

Спят люди и боги - ночная пора,

дух Цезаря спит и святого Петра.

И лишь на мосту белых ангелов строй

на страже стоит, охраняя покой.

Их крылья из камня белеют во мгле,

и я, и они - мы одни на земле,

не спим в час полночный. С тоскою своей

брожу среди ангелов, как и людей.

И звёзды над городом вечным горят,

о вечном, высоком со мной говорят.

Вдруг вижу - во мраке упала звёзда,

и там, за мостом, не увидеть - куда.

Во тьме озарились своды небес

таинственным светом нежданных чудес,

послышалась музыка сфер неземных,

и вот я увидела, как среди них

ещё один ангел возник, но живой,

чуть-чуть шевелятся крыла за спиной.

Во мраке сиянье его белых крыл,

а римские ночи чернее чернил.

Присел на мосту он у самых перил,

задумчиво голову набок склонил.

В руках его – пёрышко, склянка чернил,

пером он в тетрадке слова выводил.

Тот ангел Поэзии ангелом был,

и перья его чудодейственных крыл

держали в руках и Сафо, и Шекспир,

недаром же звуки божественных лир.

Вергилия, Данте и Пушкина тень

касается  мраморных этих ступень.

Но может быть, просто привиделось мне,

сон чудный приснился в чудесной стране,

мой ум сумасшедшим бывает порой,

то каменный ангел, не ангел живой,

и всё это – воображенья игра?

Но – в руки летит мне перо из крыла!

 

Эпилог:

 

Прошло много лет, но, объехав весь свет,

во сне забываю о множестве бед.

И снится душе, что печали полна:

мост Ангела. Рим. Серебрится луна.

 

1996

 

Комментарии: 1 - в Риме есть  знаменитый мост, украшенный статуями каменных ангелов, носящий название поэтому «Мост Ангела».


 

9. ЗВЁЗДЫ АДРИАТИКИ

I.

Ночь стерла все границы

на небе и земле,

и звёзды Адриатики

сияют мне во мгле.

 

Звёзды Адриатики –

нет прекрасней вас,

звёзды Адриатики

вижу в первый раз.

 

И в чёрный омут моря

бросаюсь смело я,

с морской волною споря,

по глади волн скользя.

 

Теперь во всей Вселенной

пространство чёрной мглы,

сверкает белой пеной

прибой морской волны.

 

И волны Адриатики

баюкают меня,

и звёзды Адриатики

светят ярче дня!

 

Не чудо, не романтика:

но если вдруг беда –

звёзды Адриатики

светят мне всегда.

 

В Сибири и в Антарктике

и во мгле любой

звёзды Адриатики

светят надо мной.


 

 

II

Какой бы ни выпал путь,

и чтоб ни случилось со мной,

звёзда Адриатики, будь

моей путеводной звёздой!

 

Пусть нет ни гроша, ни креста,

умри - воскресенье найдёшь.

Вечная есть красота,

и счастье ты в ней обретёшь.

 

Свет не гаси своих глаз,

друг милый, не надо слёз:

солнце Италии нас

согреет в любой мороз.

 

Ты видишь: тут сказки нет,

ты видишь - во мгле любой

звёзд Адриатики свет

всегда горит над тобой.

 

1996 


 

ЦИКЛ “СТИХИ О ГРЕЦИИ” 1996

 

1. ГДЕ КОГДА-ТО ХОДИЛ ОДИССЕЙ…

 

Где когда-то ходил Одиссей,1

за руном снаряжались герои -

с археологом спорит музей:

не поделят развалины Трои.2

 

Сами боги спускались с небес,

чтобы запросто выпить со смертным,

был Парисом сражен Ахиллес,3

паруса раздувались под ветром,

 

и плыла к приключеньям ладья,

к островам и причудливым скалам,

аргонавтов4 по свету ведя,

за руном, бирюзой и опалом.

 

А теперь - не чета парусам:

Теплоходы приходят на пристань,

не кентавры5 бегут по горам –

а стада одичалых туристов.

 

Что осталось ещё от руин,

под столетьями войн и нашествий,

всё по камню растащат они -

любители путешествий.

 

Словно варваров злая орда -

у прилавка за шубами давка.6

“Древних” амфор7 в достатке всегда -

сувенирная ломится лавка.

 

Старый грек пьёт в таверне8 вино,

разомлев от полдневного зноя,

позабыв золотое руно,

он на море глядит голубое.

 

Там сиреною9 пляшет волна

и, скалою прибрежной разбита,

так и кажется - смыла она

на песке след ноги Афродиты.10

 

Только всё позабыто давно,

и в забвении умерли боги,

воскресить никому не дано

их разрушенные чертоги.

 

Афродита печали полна,

став теперь экспонатом музея,

и летейская5 смыла волна

аргонавтов, богов, Одиссея.

 

Комментарии:

1. Одиссей – герой поэмы Гомера «Одиссея».

2. Имеется в виду история открытия Трои археологом Шлиманом, который вывез свои находки без согласия правительства страны, считавшего любые археологические находки своей земли собственностью государства. Хотя Троя находится на территории Турции, а не Греции, я посчитала возможным включить этот факт в стихи, посвящённые Греции, так как речь идёт не о современной, а об античной, Древней Греции, включавшей греческие поселения на территории побережья Чёрного моря – в Турции и Крыму.

3. Парис, Ахиллес – герои эпоса Гомера «Илиада» о взятии Трои.

4. Аргонавты – герои эпоса Гомера «Одиссея», отправившиеся в путешествие за волшебным золотым руном.

5. Кентавр – мифологическое существо, получеловек-полуконь.

6. «У прилавка за шубами давка» - современная Греция известна как один из крупнейших мировых производителей шуб.

7. Древняя Греция была известна своей керамикой с росписями. В настоящее время в сувенирных магазинах Греции можно приобрести керамическую посуду, являющуюся копиями экспонатов древней керамики, хранящимися в музеях.

8. таверна – греческое название кафе

9. сирена – мифологическое существо

10. Афродита – древнегреческая богиня

11. Лета – в древнегреческой мифологии река в загробном мире, река забвения.


 

2. ЭЛЛАДА

 

Здесь рожь не растёт,1 лишь сухая трава.

Солёные скалы изрезали берег.

Гурьбою теснятся вокруг острова2. . .

Ещё далеко до открытья Америк,

крестовых походов, распятья Христа…

Пока ещё жизнь так по-детски проста:

 

и нимфы в деревьях, и боги в ручьях3,

планета не больше гончарного круга4.

Похищен огонь у богов,5 чтоб в печах

готовить обед, и, как глина, упруга

под пальцами жизнь, превращаясь в сосуд,

который в горниле веков обожгут.

 

Чтоб после, в излучине горной реки,

потомки случайно нашли черепки,6

остатки колонн на вершине горы,

где боги когда-то справляли пиры.7

А скалы всё те же, что в давние дни,

но нам не расскажут, что помнят они.

 

Комментарии:

1. Несмотря на известное изречение, что «В Греции всё есть», есть то, чего в Греции нет. В Греции нет своего чёрного хлеба, так как рожь там в силу климата не растёт, только пшеница.

2. Полуостров Греция окружён большим количеством маленьких островков в Эгейском море.

3. По религиозным представлениям древних греков вся природа была населена духами – нимфами, живущими в деревьях, лесах, водоёмах.

4. Имеется в виду миф о Прометее, похитившем огонь у богов.

5. «планета не больше гончарного круга» - на своих небольших парусных судах греки ещё не плавали далеко, за пределы Эгейского и Чёрного морей, поэтому мир ещё представлялся им не таким большим, как нам, и о его реальных размерах они не подозревали.

6. «не больше гончарного круга», «как глина, упруга под пальцами жизнь, превращаясь в сосуд», «потомки случайно нашли черепки» - цепь образов и ассоциаций, связанных с производством керамики – как знакового символа древнегреческой культуры. Обломки керамических сосудов (черепки) – наиболее частые находки на местах древнегреческих городов.

7. Древние греки думали, что боги живут в горах. Поэтому часто строили посвященные богам храмы и святилища высоко в горах, как знаменитый храм Аполлона в Дельфах, города Пергам и Эфес, и другие, и сам знаменитый афинский Акрополь.

                                              


 

3. И Греция  тогда звалась элладой1

 

Божественною брошена рукой

ты россыпью камней скалистых в море.2

Тревожа гор стовековой покой,

шум ветра шуму волн солёных вторит.

 

Слоистый камень обнажён ветрам,

то красный, то коричневый, то серый,

и нет дорог иных, чем по горам,3

там, где лишь след копыта горной серны.

 

Причудлив облик скал, узор резной:

то человечий профиль в них, то львиный.

Спасает только море в летний зной.

Суровый край: лишь скалы, не равнины.

 

Скала, как сфинкс, как чудище, скала,

А эта – словно голова медузы.

Кентавр,4 звеня копытом, проскакал,

несясь вдогонку за прекрасной музой.4

 

Где домики повисли на скале,

скользят одни орлиных крыльев тени,

на вертикальной, кажется, земле,

ползут дома всё выше – как ступени.

 

Вот башня вырастает из скалы,

Где стены, скалы где – судить напрасно.

Над крышей дома кружатся орлы,

луч солнца блещет в черепице красной.

 

Всё побережье - словно кружева,

изрезали узорчатые скалы,

у берегов теснятся острова,

глядясь в заливов синие овалы.

 

Горсть тёплых камешков держу в руке,

смотрю и грежу о былом с отрадой:

шёл Одиссей5 без визы в рюкзаке,

и Греция тогда звалась Элладой.

 

Комментарии: 1 – Эллада – древнее название Греции. 2. Греция окружена множеством скалистых маленьких островков. 3. Большая часть территории Греции – скалы, они могут быть разного цвета. Во многих местах дороги тянутся через годы. Скалы часто причудливой формы. Дома нередко стоят на отвесных скалах. 4. Кентавр, муза – мифологические существа 5. Одиссей – герой поэмы Гомера «Одиссея».

                                     


 

 

4. СТАРЫЙ ГРЕК

 

Старый грек в портовой лавке толст и сед,

он живёт на свете просто, без затей.

Он забыл, что был Гомером его дед,

и что прадед – хитроумный Одиссей.

 

Он туристов зазывает: “Рашен друг!”

Он метаксу попивает без воды1. . .

Беспрерывно вертит жизнь гончарный круг,

лепит, лепит нас из глиняной судьбы.

 

Ах, гончарное не просто ремесло,

то сосуд с боков неровен, то сгорел.

Ты слепи судьбу такую, чтоб везло -

жизнь моя, мастеровой гончарных дел.

 

Про судьбу и жизнь всё знает старый грек.

Хитровато щурит глаз: “Цена о’кей?”

Не торговец нам мигает из-под век,

а тот самый хитроумный Одиссей.

 

Комментарии:

1. Метакса – самый известный греческий алкогольный напиток, наподобие водки.

 «Без воды» – Древние греки разбавляли вино водой.                 


 

 ЦИКЛ “СТИХИ О ЕГИПТЕ”     1977 

 

1.   ПУТЕШЕСТВИЕ В ЕГИПЕТ

 

Я стихов волшебный свиток

на папирусе1 пишу,

скарабей2 из лазурита3  

я в кольце своём ношу.

 

Я таинственной Изиде4

поклоняюсь при луне,

в лодке тростниковой сидя,

по зелёной по волне

 

я плыву к высоким храмам

и зелёным островам,

и к бананам вкусным самым5,

и к тропическим садам.

 

Облаков небесных крошки -

нет, над Нилом паруса,

чёрной из базальта кошки6

так таинственны глаза.

 

Я катаюсь на верблюде

гордо-царственном на вид,

гид выбалтывает людям

тайны древних пирамид;

 

светят звёзды над пустыней,

просят нищие бакшиш7...

А ты, сфинкс, молчишь доныне,

сотни лет уже молчишь.

 

Ты ведь видел фараонов,

но столетия, как дни,

пролетели мимо, словно

листья павшие они.

 

Рассказал бы всё, что знаешь,

но гранитные уста

никогда не размыкаешь,

и гробница уж пуста.

             .    .   .

Жизнь арабской сказкой тянется.

Странно думать, что опять

мы исчезнем - он останется

над пустынею стоять.

                           

 

Комментарии:

1. Папирус – растение, из которого в Древнем Египте делали бумагу.

2-3. Скарабей – священный жук, символизирующий солнце, традиционный египетский амулет. Изображения скарабея часто носили в виде украшений, в кулонах и кольцах. Их делали из золота, серебра, а также драгоценных камней, наиболее часто – из голубой бирюзы и синего лазурита, камней, которые очень любили в Египте. Лазурит – самый любимый камень в Египте, из которого делаются фигурки богов, сам по себе символ Египта.

4. Изида – древнеегипетская богиня, главное женское божество Египта.

5. «к бананам вкусным самым» – около Луксора (современное название древней столицы Фивы) находится маленький остров, все пространство которого занимает банановая плантация. Там произрастает специфический сорт бананов, они очень маленького размера (размером с маленький палец) и вкуснее обычных бананов, с привкусом цитрусовых.

6. Чёрной из базальта кошки – фигурки кошек, сделанные из чёрного базальта – традиционный египетский сувенир. Кошка, тем более – чёрная кошка, считалась в Египте священным животным. Египетская богиня Бастет изображалась в виде чёрной кошки.

7. бакшиш – чаевые


 

2. ПЛЫВУ Я В СОЛНЕЧНОЙ ЛАДЬЕ…

 

Плыву я в солнечной ладье

меж бытием земным и вечным1,

омоюсь я в святой воде,

вкусив от жизни бесконечной.

 

В ларцы сокровищ не кладу,

гробниц не строю и не прячу.

на суд Озириса приду

с одним лишь сердцем наудачу.

 

На суд Озириса2 представ,

в ладони Бога я как зёрнышко.

Он, сердце взвесив на весах,

найдёт, что сердце легче пёрышка3.

 

Свой талисман - с петлею крест4,

богиня Маат4 подарила.

Теперь чудовище6 не съест

с зубастой пастью крокодила.

 

На солнечных полях небес

я буду собирать папирус,

подарит мне перо чудес

божественная птица ибис7.

 

Им напишу небесный стих

я на папирусе небесном.

Для неземных стихов моих

я в мире неземном воскресну.

 

Комментарии:

1. «Плыву я в солнечной ладье меж бытием земным и вечным» - По древнеегипетской мифологии, после смерти душа человека плывёт в божественной ладье бога Солнца Ра по священной реке от берега живых к берегу мёртвых, где начинает загробную жизнь.

2. Озирис – второе главное, после  Ра (Амона-Хоруса) божество Египта, умирающий и воскресающий каждый год бог, символизирующий круговорот времён года, умирающую и воскресающую природу, повелитель жизни и смерти в царстве умерших. Он вершит суд над умершими, отделяя праведников от грешников.

3. « сердце взвесив на весах, найдёт, что сердце легче пёрышка» – Верша суд в загробном мире, Озирис взвешивает сердце человека на весах, на другую чашку которых кладут пёрышко. Сердце безгрешного человека лёгкое, грешника – тяжёлое.

4. богиня Маат – богиня справедливости, вместе с Озирисом вершившая суд над людьми в загробном царстве.

5. крест с петлёй наверху – древнеегипетский символ вечной жизни

6. чудовище с головой крокодила – пожирало грешников в загробном царстве

7. птица ибис – волшебная божественная птица, одно из мифологических существ Древнего Египта


 

3. БОГИНЯ-КОШКА

 

Чёрная кошка, священная кошка -

это богини древней душа1.

Глаз колдовских твоих жёлтых окошки -

как оккультистов магический шар.

 

Это - таинственных культов обряды,

это - загадки глубин пирамид,

это - разрушенных храмов громады,

магии чёрной запретный магнит.

 

Это тебе возносились молитвы,

это тебе поклонялись жрецы,

и фараоны вели свои битвы,

в дар урожай собирали жнецы.

 

А по ночам, когда лунное око

светит, как кошки небесной глаз,

ты превращалась в богиню Востока . . .

. . . И это столетий доходит до нас.

 

Комментарии:

1. Древнеегипетская богиня Бастет изображалась в виде чёрной кошки.


 

4. ПИСЕЦ

 

Я - писец при дворе фараона,

мне доверено числа считать,

быть опорою верною трона

и священные гимны слагать.

 

Собирают гранитные плиты

в пирамиду мильоны рабов,

жрец над жертвами шепчет молитвы,

рыбаки тянут с Нила улов.

 

Жнут в полях земледельцы колосья

и папирус идут собирать. . .

Я - писец, вот что мне удалось:

на века всё про всех написать.

 

Всех важнее моё назначенье,

всех труднее моё ремесло,

но времён и столетий теченье

побеждает перо, как весло.

 

Ведь молчат пирамиды и сфинксы,

только надпись моя говорит,

и написанные страницы

проживут дольше всех пирамид.

 

Грохот битв, фараонов величье -

все прошли бы они без следа,

но тростинкой иль пёрышком птичьим

я на вечности их начертал.

 

Потому не в войне победитель,

не великий бог-фараон,

и не жрец - в неземную обитель

буду Господом я вознесён.

 

Я, писец при дворе фараона,

эту тайну с усмешкой храню,

и к подножью великого трона

я смиренно колени клоню.

                                     


 

5. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО НИЛУ

 

Хорошая погодочка,

над Нилом - ух, жара!

И в тростниковой лодочке

плыву я с богом Ра1.

 

Плыву через столетия,

ломая камыши,

и лотоса соцветия

ах, чудо хороши.

 

Душа моя бессмертная,

пройдёт сквозь все врата,

всему: воде и ветру я,

и небесам сестра.

 

Здесь крокодилу Себеку2

молился нищий люд,

и удивленно с берега

таращился верблюд.

 

Что крокодилы страшные -

быстрей, чем все ветра,

на лодочке раскрашенной

плывём мы с богом Ра.

 

Различье  пустяковое

что вдаль несёт тебя:

мне лодка тростниковая

как вечности ладья.

 

Комментарии

1. Раглавное божество Древнего Египта, бог Солнца.

2. Себек – бог-крокодил


 

6. СКАРАБЕЙ

 

 

Быль тут в Египте прекрасна, как  небыль,

сказку тебе наяву подарив,

жук-скарабей катит солнце по небу1,

трудится он от зари до зари.

 

Он управляет судьбой и удачей,

так помолись, чтоб тебе он помог -

лапками вертит он солнце, как мячик,

маленький труженик, солнечный бог.

 

Кажется, будто легенда воскреснет

и оживёт скарабей-амулет,

что мне, прощаясь, на шею повесил

чёрный погонщик верблюдов Ахмет.

 

Комментарии

1. Жук скарабей - священный жук, символизирующий солнце, традиционный египетский амулет. Изображения скарабея часто носили в виде украшений, в кулонах и кольцах.

 


 

СТИХИ ОБ ИСПАНИИ 1998-1999

 

I. ИСПАНИЯ

 

«Я здесь, Инезилья,

стою под окном,

объята Севилья

и мраком, и сном»

                                   А. С. Пушкин

 

Богом взнесена на горных кручах –

в первый миг она приворожит.

Имена её звучат певуче,

музыкою, сладкой для души.

 

О, Гранада, Кордоба, Севилья –

именами девушек звучат.

Наконец-то вышла Инезилья

на балкон, роняя шаль с плеча.

 

Вот твой чёрный веер, Инезилья,

продаётся в лавке за гроши.

Но навек останется Севилья

музыкою, сладкой для души,

 

Замками волшебника из сказки,

а не настоящею страной.

Не жалел тебе художник краски

на палитре мира расписной.

 


 

II. ВОСПОМИНАНИЕ ОБ ИСПАНИИ

 

         «Я крепко сплю… Мне снится плащ твой синий…»

                                                                                  А. Блок

 

 Испания – замки покрыты плющом,

их мощные башни на горных вершинах.

Ты небом укрыта, как синим плащом,

каким от дождя укрывают любимых.

 

Испания – зелень оливковых рощ,

растут апельсины на улице каждой.

И если в Испании с детства живёшь,

вином, не водой утоляешь ты жажду.

 

Под своды твоих мавританских дворцов

укрыться бы мне от беды и печали.

Тому, кому ведомы муки творцов,

ключи от бессмертья в Ла-Манче вручали.

 

Ты – сказка, что в тысячапервую ночь,

рассказана. С нежностью и любовью,

в тот час, когда некому мне помочь,

ты тихо склоняешься к изголовью.


 

III. ДОН КИХОТ И КОЛУМБ

        

«Земную жизнь пройдя до половины…»

                                                                                  Данте

Я долго в скитаньях по свету была –

в Испанию доля меня привела,

и, до половины пройдя,

земную дорогу – я села, устав,

несчастье сжимало меня, как удав,

и меркнули краски дня.

 

И чёрным казался мне белый свет,

казалось – в нём счастья в помине нет,

и слишком уж властно зло,

и незачем жить, и дальше идти –

ведь столько преград на моём пути

и столько мне не везло.

 

Так я у дороги сидела – вдруг

я чувствую прикосновенье рук

к моим поникшим плечам.

Я вверх к небесам поднимаю глаза –

две длинных фигуры, как образа,

рядом стоят и молчат.

 

Явление тех, кто уже не живёт:

один – Колумб, другой – Дон Кихот,

плечей касаясь рукой.

«Зачем удивленье? Еще наперёд

мы знали, что нас даже смерть не берёт,

и ты можешь стать такой.

 

Мы жили не легче, Фортуна зла,

Америка всё же открыта была.

Крепка, как толедский клинок,

душа у испанца. И тех не убьёт,

чьи руки крепко сжимают копьё,

и злой отступает рок.

 

Пусть выдохся, против теченья гребя,

пусть кажется – нет больше сил у тебя,

и горе сжимает грудь –

но всё-таки надо коня снаряжать,

но всё-таки надо корабль оснащать –

мы снова пускаемся в путь!»

                                              


 

IV. КОРДОБА

 

                            «Далекая и одинокая Кордоба…»

«Если захочется тебе поехать  в милую Кордобу –

 поезжай, и да помогут тебе в этом проходящие поезда.»

                                                                       Гарсия Лорка

Есть города, словно девушки, милые,

с чистой лазурью очей.

Кордоба – лебедь моя белокрылая,

свет белоснежных свечей.

 

Что ни случится со мной, что ни сделаю,

пусть пролетают года –

милая Кордоба, дворики белые,

будешь ты сниться всегда.

 

Как лабиринты, кварталы восточные,

блеск чёрных глаз и волос.

И апельсины на веточках сочные,

и аромат красных роз.

 

Веер твой в танце всё в памяти кружится,

полон легенды твой мир,

пусть оказался заросшею лужицей

сказочный Гвадалквиир.1

 

Ты мне родная, пусть лишь чужестранка я –

сердце пленяет Восток.

Ты ли была молодою испанкою,

мне подарившей цветок?

 

Комментарий:

1. Гвадалквиир – река в Испании. О ней упоминается в стихотворении Пушкина «Ночной зефир струит эфир…» и пьесе Достоевского «Дядюшкин сон». В настоящее время сильно высохла и обмелела.


 

V. ХРАМ В КОРДОБЕ

 

Здесь когда-то была синагога,

где молились и славили Бога,

а потом католический храм.

И мечеть здесь была когда-то.

Это место всегда было свято,

но молились тут разным богам.

 

Все пытались отнять друг у друга

этот храм, из враждебного круга

было выбраться невмоготу.

Каждый хочет остаться правым,

и огнём, и мечом кровавым

утверждая свою правоту.

 

Ход столетий жесток был и страшен,

и на облике каменных башен

он оставил кровавый свой след:

там остался рубец от меча,

тут ударил топора палача –

знаки чёрные прожитых лет.

 

Распри давней границ не измерив

мусульман, христиан, иудеев,

покатилось крови колесо.

Вы какой одержимы страстью

Так Всевышнего рвать на части?

Иль в расчёте на лучший кусок?

 

Но стоит эта башня едина,

как едина на всех Палестина,

и в её отразились красе

все народы и все наречья.

Он кладёт нам руки на плечи:

Я – один. И вы избраны – все.

 

 


 

VI.  ГАУДИ

 

Мечте безумной потакая,

что гениальностью зовут,

маэстро Гауди, какая

из ваших сказочных причуд

 

была для вас всего дороже,

где взлёт коснулся небеса?

Быть может, этот дом не сложен,

не воплотилась та краса?

 

На том или на этом свете

своё оставив естество,

что порождает грёзы эти –

безумство или мастерство?

 

Когда крылатые драконы

уносят вас в страну чудес,

и башня, став древесной кроной,

храм превратит в дремучий лес,

 

И нам становится возможно

рукой дотронуться до снов:

как странно: сон из камня сложен

и может дать приют и кров.

 

Но где же та, что всех безумней

и всех волшебней из чудес?

Быть может, праздником средь будней

возник тот призрак – и исчез?

 

Ещё он в камне не основан –

такой фантазии полёт,

не выразим он даже в слове –

но в сердце женщины живёт.        

                  
ИЗ ЦИКЛА «СТИХИ ОБ АНГЛИИ» 1999

 

ДИККЕНС

 

«Здравствуй, Диккенс! Можно я

сяду к Вам на край скамьи?

Не зовите Скотленд-Ярд –

жуликам я не сродни.

 

Просто много-много лет

я в заснеженной стране

так мечтала видеть свет,

Лондон, Темзу при луне.

 

Холмса дом на Бейкер-стрит,

даже двухэтажный “bus” –

всё, чем Лондон знаменит,

а ещё – увидеть Вас.

 

И, сквозь лондонский туман,

проходя через Гайд-парк,

я, певец заморских стран,

вижу Вас – какой подарок!

 

Что ж поношен котелок

 и печален вид у Вас?

Тросточка стоит у ног…

Что сегодня пишет “Times”?

 

«Всё по-прежнему, друг мой,

как и сотню лет назад,

нищие на мостовой

так же в одеялах спят,

 

Пиквик бизнес-клуб открыл,

где-то там на Чарлинг-кросс,

всё растёт преступный мир –

ведь в отставке старый Холмс.

 

Всё по-прежнему – живут

лицемерие и ложь,

вор в чести, в почёте плут,

правдою не проживёшь.

 

От сражений мир устал,

правят войны и вражда…

Право, лучше он не стал,

да и не был никогда».

 

«Ну, не будьте так круты:

пусть печалит мира лик,

всё же больше доброты

стало в нём от Ваших книг.

 

Потому сдаётся мне –

не покинул землю Бог,

если Диккенс на скамье

чистит старый котелок».

 


 

ВОРОНЫ ТАУЭРА

 

Тауэр. Сумрачный Лондон.

Туристы, как галки, галдят.

А чёрные вороны гордо

на жерлах у пушек сидят.

 

Они пережили столетья

и, важные, как короли,

шагают, нас не заметив:

подумаешь тоже, пришли.

 

Сокрыта в них тайная сила:

те вороны Эдгару По

в безумную ночь приносили

ужасную весть: “Never more”.

 

Старинное пишет преданье:

Британии гибель придёт

без них. Потому со стараньем

берёг их английский народ.

 

Казна выдаёт им зарплату –

ведь служат они королю,

и общин, и лордов палаты

в их честь объявляют салют.

 

Даются чины им и званья,

здесь каждый – то граф, то пэр,

и стражники со вниманьем

к ним обращаются: «Сэр».

 

У каменных башен веками

живут они, видно, не зря,

надёжно, как двери с замками,

Британию верно храня.

 

Бог весть, что с Россией случится,

и где путеводная нить?

У нас не живут эти птицы –

кому же Россию хранить?

 

                                              


 

СТИХИ О НЕПАЛЕ  2000

1.

Непал,

я бы хотела вечно

сидеть у подножья твоей пагоды,1

как лестница, уходящей в небо

ступенями крыш,

и, глядя на снежные вершины гор,

слушать, как мелодично звенят

твои маленькие колокольчики.

А сказочные каменные звери у входа2

будут смотреть на меня

своими большими добрыми глазами.

 

Сидя так, я забуду

про боль, страдания и смерть.

Время исчезнет, останется вечность.

И колесо сансары1 прервёт свой бег.

Бронзовые драконы будут охранять мой покой.

Многорукие боги со страшными лицами и добрыми глазами

будут благословлять меня.

Облака будут проплывать,

закрывая горы голубой дымкой,

и я не смогу разобрать, где горы, где облака.

где явь, где сон,

или  я уже в том, другом времени и пространстве,

где нет ни жизни, ни смерти,

а только небо, горы и облака.

И силуэт пагоды на фоне гор

будет так красив, как бывает красиво

только то, о чём мечтаешь.

И будет так странно дотронуться рукой до её каменных ступеней

и увидеть, что мечты оживают.

И так я буду сидеть,

пока какой-нибудь местный житель не прервёт мою нирвану

словами: «Madam, do you need a guide?»4

 

Комментарий:

1. Пагода – название храма в странах Юго-восточной Азии, с несколькими крышами, как ступенями, уходящими в небо. На краях крыш развешиваются маленькие колокольчики, звенящие под ветром.

2.  Характерная черта культуры Непала, как и многих стран Юго-Восточной Азии – многочисленные каменные и бронзовые скульптуры сказочных животных, украшающие храмы и улицы.

3. Сансара – в индийской философии т.н. реинкарнация, то есть повторные рождения, дающиеся в наказание за грехи и несовершенство, и возвращающие человека и другие живые существа в материальный мир, представляемый в буддизме как зло и страдание. Жизнь представляется как бесконечная цепь перерождений, называемая Колесо сансары. Только человек силой своего разума может достигнуть совершенства и разорвать этот круг, освободившись от необходимости возвращаться в материальный мир, достигнув нирваны.

4. Мадам, вам не нужен гид? (англ.)


 

2

 Я здесь – но не могу поверить,

мечта сбылась, всю жизнь маня:

Непала сказочные звери

с улыбкой смотрят на меня.

 

Они как будто в детстве снились,

а нынче, через много лет,

то ангелы в них превратились,

чтоб охранять меня от бед.


А наверху, грозны и строги,

на нас взирают, как судья,

на демонов похожи, боги,

что многоруки, как судьба.1

 

Здесь жизнь причудлива, как небыль,

и сказочней Махабхарат,2

и пагода уходит в небо,

и колокольчики звенят…

 

О чём когда-то мы мечтали,

вдруг бьётся птичкою в руках.

Вдали вершины Гималаев

под снегом прячут облака.

 

Как жаль, что ты в Непале не был,

не видел никогда, увы:

на лестнице, ведущей в небо –

драконы, сказочные львы.

 

Комментарии:

1. Изображения богов в индийской традиции – многорукие, что подчёркивает их силу, и со страшными лицами – что не означает, что они злые, наоборот, их гримасы имели цель устрашить и обратить в бегство злых духов, и охранить от них дом и в нём живущих.

2. Махабхарата – древнеиндийский эпос.


 

СТИХИ О ГЕРМАНИИ   2001-2002

 

1. * * *

Берусь за перо с опаской:

а ждёт ли меня успех?

Германия - это сказка,

любимейшая из всех.

 

Пьянят, как бокал глинтвейна,

как взоры прекрасных дам,

и синие воды Рейна,

и замки по берегам.

 

Согрет под баварским солнцем,

не знающий про мороз,

там терпкой струею льётся

дар виноградных лоз.

 

А лик городов так чуден,

дома так сказочны тут,

что кажется, в них не люди -

волшебные гномы живут.

 

Твоих крепостей и башен,

твоих черепичных крыш

не кажутся даже краше

ни Рим, ни Мадрид, ни Париж.

 

Сладка, как любовная ласка,

влюбиться в тебя не грех -

Германия - это сказка,

любимейшая из всех.

                           


 

2. * * *

 

Нет, дух немецкий мне не близок,

я не могу никак понять,

как можно столько есть сосисок

и пива столько выпивать.

 

Скорее бюргер, чем романтик,

он выпить и поесть мастак,

и, выйдя на народный праздник,

гуляю и смотрю я, как

 

в кругу друзей или подружек

и в окруженье древних стен

пьёт пиво из гигантских кружек,

сосиски жрёт абориген,

 

под небом Шиллера и Гетте.

Где голос ваш, Бетховен, Бах?

Я с лирой странствую на свете

и с авторучкою в руках.

 

И верю - может, не без толка.

За мной выходит на тропу,

крадется тень Степного Волка, 1

презрев жующую толпу.

 

Понятно, почему таится

и ими недоволен он:

Ремарк и Гессе - единицы,

а лавочников - миллион.

 

Они считают каждый пфенинг,

любовь - любовью, деньги - врозь.

Когда касается до денег,

то всю романтику отбрось.

 

Меняя лиру на погоны,

спеша и свой кусок урвать,

маршировали миллионы

за фюрера голосовать.

 

И всё, чем нация гордится,

дух лавочника сокрушил.

Столетьям надо потрудиться,

чтоб свастику стереть с души.

 

Живёт в домах средневековых

дух Гофмана и братьев Грим.

В домах старинных - но не в новых

жильцах - он с ними несравним.

 

На марши их похожи танцы,

и взгляд надменный у виска,

и на любого иностранца

как прежде, смотрят свысока.

 

Германия старинных башен,

поверь, я так тебя люблю!

И пусть твой лик бывал и страшен,

но верю я в судьбу твою.

 

Её спасают единицы

и замки старые хранят.

Я верю: сказка возродиться,

ты жив, Щелкунчик, милый брат.

 

Комментарий:

1. Шиллер, Гётте, Ремарк, Гессе – немецкие писатели. Степной Волк герой одноименной книги Гессе.


 

3. ПОСВЯЩЕНИЕ НЮРНБЕРГУ

 

«О, дивный, дивный Нюрнберг мой,

Кто не знаком ещё с тобой,

Пусть побывал он даже в Вене, Париже и Петервардене,

Душою будет он томиться,

К тебе, о Нюрнберг мой, стремиться –

Чудесный городок, где в ряд

Красивые дома стоят…»

Гофман «Щелкунчик и мышиный король»

Я жила тогда в городе старом,

среди башен его и мостов,

и казалось, судьба недаром

мне дала там приют и кров.

 

Я жила там, как будто в сказке,

в чужеземной, но не чужой

стороне, мне дарившей краски,

полюбив её всей душой.

 

Может, надо попасть за границу,

чтоб понять это только здесь:

в мудрых сказках не только принцы,

людоеды в них тоже есть.

 

Там в короткий срок слишком много

приключилось невзгод со мной,

мне подушкой была тревога,

и отчаяние, и боль.

 

Как вести выживанья битвы,

не склоняя упрямо лба,

и ходить по лезвию бритвы

там учила меня судьба.

 

Там, под крышею черепичной,

жизнь водила пером моим,

книги Гофмана фантастичней

и чудеснее братьев Гримм.

 

Я жила там, в близком соседстве

над рекою склонившихся ив,

как заветную сказку в детстве,

навсегда его полюбив.

 

Я, как будто ещё с пелёнок,

на картинках любимых книг

увидала его, ребёнок,

и теперь наяву он возник.

 

Вечерами из кирхи соседней

доносился негромкий звон.

Воздух города был милосердней

человека, и слаще, чем сон.

 

Что ещё, вопреки невзгоде

я живая – спасибо ему,

он по жизни меня проводит,

как по мостику своему.

 

От судьбы не дождавшись ласки,

от ударов не скрыв лица,

мы, как дети: в жизни, как в сказке

всё счастливого ждём конца.

 

А пока  - в душе своей палочку

отыщи, за неё и держись.

Что придумал неведомый сказочник,

где-то пишущий нашу жизнь?


 

4. *   *   *

 

Я люблю города на рассвете:

как притихшие, спящие дети

дышат чисто, легко и светло.

И пока что дневные заботы

не тревожат их сладкой дремоты,

вот и утро, глядишь, расцвело.

 

Я видала Париж на рассвете,

Рим и Лондон, Бомбей – но поверьте,

есть похожее в утренний час.

Час, когда и Венеция дожей,

и Севилия грандов – похожи,

и как будто похожи на нас.

 

Вот проснутся – и станет заметно,

что у каждого взгляд свой заветный,

разным голосом заговорят.

Ты, душа моя, Нюрнберг любимый,

ты, пришедший из сказки старинной,

мой негаданно найденный брат.

 

Разлучить нас судьба попыталась,

только рана на сердце осталась,

и пройдёт даже множество лет, -

о тебе, о любимом, скучая,

вспоминать тебя буду, встречая

в каждом городе каждый рассвет.

 

Я не все ещё вас повидала,

но душа кочевать не устала,

и всё рвется опять и опять

увидать города на рассвете,

самый главный как будто не встретив,

свой ненайденный город искать.

 

2001


 

СТИХИ О ПОРТУГАЛИИ 2003

 

1. ПОРТУГАЛИЯ

 

Куда б меня не занесло,

в тиши иль в суете столичной,

вдруг вспомню аиста гнездо

на колокольне черепичной,1

 

и апельсины на ветвях,

и крыши ярче апельсинов,

на белоснежнейших домах,2

и запах сладостный жасминов,

 

страну, похожую на рай,

на райский сад, цветами полный,3

конец Земли, Европы край,

где бьются океана волны

 

в подножье необычных скал.

Они – как сказочные звери.4

Вот рай, который ты искал,

или в который ты не верил.

 

О, Португалия моя,

цветок потерянного рая,

как, все перевидав края,

могла я жить, тебя не зная?

 

Зато теперь – в любом пути,

на сколько лет ни стану старше –

ко мне твой аист прилетит

и в небесах крылом помашет.

 

Комментарий:

1. Характерная черта Португалии (по крайней мере небольших городков) – большое количество аистов, живущих прямо в городке и водружающих свои гнёзда прямо на черепичных крышах домов, не боясь людей.

2. Дома в Португалии белого цвета, с ярко-оранжевыми черепичными крышами.

3. Мне кажется, нигде я не видела такого количества цветов на цветущих деревьях и кустарниках.

4. На побережье Португалии много скал необычной формы.

 


 

2. ПОРТУГАЛЬЦЫ

 

Не поступай нетерпеливо,

здесь не спеша привыкли жить.

Здесь жители неторопливы:

ведь мы в раю – куда спешить?1

 

В таверне ужинать – не к спеху,

вино неспешно попивай.

Ты отдыхать сюда приехал?

Так в чём же дело – отдыхай!

 

И перелёт международный,

аэропорта толчея –

всё позади. Что? Ты голодный?

Так рыба жарится твоя.

 

Ну час, ну, два – тебе не к спеху.

В раю без спешки надо жить.

Поверь, ты в рай уже приехал,

и незачем теперь спешить.

 

Всю жизнь спешил ты, как извозчик,

как лошадей, гоняя дни.

С души своей спуская вожжи,

хоть две недели – отдохни.

 

Разочаруешься едва ли,

прервав свой торопливый век.

На Кипре боги отдыхали –

здесь отдохнёшь, как человек.

 

Комментарий:

1 – португальцы известны своей неторопливостью. Поэтому заказанного в ресторане блюда иной раз придётся ждать долго.

 


 

СТИХИ О ЧЕХИИ

 

1. ЧЕХИЯ

 

Чехия в памяти вечно моей,

не позабудутся ни на мгновенье

золото солнечных жёлтых полей,

пражских каштанов, сирени цветенье.

 

Не фотография – сердце хранит

тот полумрак, освещённый свечами,

рыцарских замков таинственный вид,

где приведения бродят ночами.

 

Рыцари в латах на страже стоят,

около замка ходят олени,

каменных башен сумрачный ряд

помнит владельцев былых поколений.

 

Девушка сельская в платье из льна,

рядом с Германией-аристократкой,

Чехия прелести скромной полна

и привлекает незримой загадкой.

 

Чехия – пусть же загадка твоя

так и останется тайной и чудом.

В самых прекрасных и чудных краях

запах каштанов твоих не забуду.

 

2005


 

2. ПРАГА

 

Как легенду или сагу,

этот город не забыть.

Наконец я еду в Прагу,

с бравым Швейком пиво пить.

 

Как мечтала я об этом

столько зим и столько лет.

Золотого Праги света

навсегда остался след.

 

Побродив по замкам старым

под каштанов белый дым,

город – ты поймёшь – недаром

называют золотым.

 

Сказочных домов и башен

чуден и причудлив вид.

Рыцарь каменный на страже

там над Влтавою стоит.

 

Там мосты на речке длинной

удивительной красы,

и на ратуше старинной

бьют старинные часы.

 

За слова свои в ответе –

я прошла весь белый свет,

но на целом белом свете

тех часов красивей нет.

 

Прага, из любого края

светит мне твоя краса,

время жизни я сверяю

по твоим златым часам.

 

2005


 

3. КАРЛОВ МОСТ

 

Есть такие места на свете,

что, куда б тебя не занёс

ветер странствий – судьбы нашей ветер –

приведёт он на Карлов мост.

 

Хоть на миг постой – та минута

переломна в твоём пути.

Здесь судьба меняется круто -

только мост до конца пройти.

 

Там придет к тебе на подмогу,

от душевных избавит ран,

отведёт беду и тревогу -

есть святой Непомуцкий Ян.1

 

И, подобно ангелам Рима,2

там святых молчаливый ряд,

охраняя тебя незримо,

на мосту веками стоят.

 

Ты приди сюда на рассвете –

вдруг увидишь Фаворский свет?3

Много чудных мостов на свете –

только Карлова лучше нет.

 

2005

 

Комментарий:

1. Карлов мост украшен статуями святых. Один из них – Ян Непомуцкий, особо почитаем как покровитель влюблённых, прикосновение к нему по легенде даёт удачу.

2. «подобно ангелам Рима» – в Риме есть знаменитый мост со стоящими на нём статуями, но не святых, но ангелов, называемый Мост Ангела (см. стих. «Мост Ангела» в цикле стихов об Италии).

3. Фаворский свет – образ из Библии. Свет на горе Фавор, в котором Бог явил себя пророку Моисею.


 

4. КАРЛОВЫ ВАРЫ

 

Одна только улица здесь – но какая:

от левого края до правого края

домов необычных причудливый ряд,

как будто на конкурс красавиц стоят.

 

Заснять все красоты не хватит и плёнки.

Здесь нет некрасивых – не строят. В сторонку –

хрущевки, коробки, и весь авангард.

Модерн здесь царит – и я этому рад.

 

По мне ничего нет модерна прекрасней,

и Прага, и Карловы Вары – как счастье.

Особенно в мае: они словно сад,

и голову кружит цветов аромат.1

 

Одно здесь занятье – гулять вдоль реки,

здесь дни беззаботны, приятны, легки.

В кафе посидеть, утопая в цветах,

с вкуснейшей ванильною вафлей в зубах.2

 

Все розово: рододендронов кусты,

и неизъяснимой полно красоты

магнолий и розовых вишен цветенье.

А день-то какой? Каждый день – Воскресенье3.

 

2005

 

Комментарий:

1 – В Карловы Вары и Мариенбад лучше всего ехать весной в мае, потому что именно тогда они полны цветов и цветущих кустарников и деревьев, летом этого впечатления может не быть.

2 – В Карловых варах производятся и продаются специальный сорт вафель, который можно купить только здесь, это традиционный карловарский сувенир.

3 - слово Воскресенье написано с большой буквы, подчеркивая двойной смысл, который имеет это слово, с которым оно и употребляется в стихотворении: каждый день выходной, не рабочий, и одновременно – Воскресение души.

 


 

5. МАРИАНСКИ ЛАЗНИ (МАРИЕНБАД)

 

«здесь будет город-сад»

Маяковский

 

Мечтал Маяковский о городе-саде.

Он был возведён.Не у нас – в Мариенбаде.

Брат младший у Карловых Вар, но не хуже

собою он будет внутри и снаружи.

 

Не парк – а души моей внутренний сад,

кусочек земли и души – Мариенбад.

 

2005

 


 

6. ЧЕШСКИЙ КРУМЛОВ

 

Прелестны маленькие страны

и маленькие города.

Их жизнь неспешна, неустанна,

как в маленькой реке вода.

 

Устав от суеты столичной,

от расстояний чуть дыша,

нам кажется так непривычна,

тиха их светлая душа.

 

Один такой я город знаю,

его пройдёшь за полчаса,

но что за тайну он скрывает –

не разглядят её глаза.

 

Приедешь, часик погуляешь,

и что за тайна в нём – Бог весть.

Но почему-то уезжаешь –

и оставляешь сердце здесь.

 

2005