Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Списки
Произведения
Союзы
Премии
ЦДЛ
Альбомы
Хобби

АННА ФУНИКОВА

Стихи

Страничка автора


* * *

Ничего не уносим с собой – ни травинки с цветущего луга,
Ни дождинки с небес, ни слезинки из плачущих глаз.
Не прощаясь, уходим, скрывая смятенье испуга
Перед теменью ночи, пришедшей в назначенный час.
Уходя, забываем себя. Уходя, забываем, что жили,
Чьим служили богам, чьей привязанностью дорожили.
Но останемся в памяти тех, кто любил нас и нами любим.
Вся ушедшая жизнь – посвященье и тем, и другим.

* * *

Под ледяным покровом спят моря,
И замерли великие пространства…
Любовь ушла. Окончена игра
Небесных сил и дьяволова царства.

Но свет и тень грозят сразиться вновь –
Который век они неистребимы…
Любовь ушла. Да здравствует любовь!
А прочее пускай проходит мимо.

* * *

Струилась музыка негромкая, казалось мне – она, живая,
Восходит к небу детским голосом, забытых ангелов сзывая.
Она сдвигала стены комнаты, и в полумраке – полусвете
Вдруг расплывались странным образом все очертания предметов.
На звуки, словно капли звонкие, она дробилась всякий раз,
Капелью в душу размягченную, как кислород, с небес лилась.
Душа – страдалица бездомная средь моря звуков оживала:
Весь вечер музыка негромкая ей тайно раны врачевала.
Через года и жизни вспомнится: сквозь очертания предметов
Струилась музыка по комнате… Я благодарна Вам за это.

* * *

Кончаются встречи – приходят разлуки,
Червонные листья слетают с берёз.
Дождь ночью им моет усталые руки
Потоками небом подаренных слёз.

Жаль светлой ночи, где рождаются звёзды,
Жаль гроз молодых - не тревожат уже…
Жаль подлинных чувств, что приходят так поздно
К бездомной, как ветер, осенней душе.

* * *
ГАЛАКТИОНУ ТАБИДЗЕ *

Может, вправду почудились крылья тебе за спиною?
Белый ангел летел в синеве и манил за собою.
Бил крылом и манил, звал тебя в пустоту мирозданья
Мудрость смерти познать, недоступную прежде сознанью.
Только плоть подвела, плоть расстаться с душой захотела, -
Оттого и взлетел, оставляя земле свое тело.
Два крыла распластал, не окончил последнюю песню,
Притяженье земли отпустило тебя в поднебесье.
Не коснулось души ледяное дыханье забвенья,
Оттого, что бессмертье пришло после боли паденья.

* Галактион Табидзе – известный грузинский поэт. В тяжелую эпоху сталинских репрессий выбросился из окна.

* * *
ОСЕНЬ В СТАРОМ ТБИЛИСИ

Уползает в каменные выси
Городских подъемов крутизна.
Смело красит голову Тбилиси
Охра и оранжевая хна,

Таинством забытого обряда
Осень собирается чудить,
Огненную ношу листопада
Яростным дыханием студить.

Желтыми купюрами играет
Ветерок пугливый и незлой,
Словно невидимка подметает
Каменные дворики метлой.

* * *
МУЖАНИЕ

Придёт мужание – как взлёт,
Спокойно и неотвратимо.
Тот сад заброшенный найдёт,
Где, уходя, ступаю мимо

Не мною найденной тропы.
На сердце празднично и тихо.
Неслышны шорохи травы,
Поодаль спеет облепиха.

Малиной набиваю рот,
Тайком припрятанной, из сада,
И жду, когда к щекам прильнёт
Внезапной осени прохлада.

* * *
МОНОЛОГ РЕМБРАНДТА

Нежданным взглядом властно разбуди
В душе – весны забытое цветенье.
О, женщина прекрасная, приди
И осени любовью и забвеньем.

Моей душе озябшей дай огня –
Ей двести лет, и оттого печальна.
Лиши её спокойствия и сна,
Всего лиши! Разбереди мне раны,

И я забуду про свои года,
Тревоги, будней горести забуду
И полюблю сильнее, чем тогда,
Когда я молод был… И верен буду

Одной тебе, родная. Опьяни
Дурманом, посели в душе сомненье
И, словно встарь, мои наполни дни
Любовью, светом, радостью, волненьем…

* * *

Дождь спешит за тучей, туча – вслед за ветром,
А душа стремится вслед за светлым днём.
Осень тронет листья – мокнут на мольберте
Тени рыжих сосен над замшелым пнём.

Над забытым садом всколыхнутся ветви
И уронят листья в мятую траву,
И душа, как птица, за бродягой – ветром
Поспешит дивиться грёзам наяву.

Догорят однажды звёзд усталых свечи,
Горсти чистых капель оземь бросит дождь,
И растают дымкой в беспечальный вечер
Беспощадной жизни волшебство и ложь.

* * *

Пела девушка песню – и чистого голоса звуки
Разбивались о травы, с прозрачной летя высоты.
Ветер, прячась в кустах, вместе с девушкой пел о
разлуке
И прозрачной росою деревья кропил и кусты.
Серебрилась роса, собираясь на клейких листочках,
Таял дымкою жемчуг в зелёных ладонях куста –
Там навстречу заре раскрывались упругие почки…
Пела девушка песню, склоняясь к реке у моста.
Слов её не забыть. Растревожу себя, успокою.
Стоит, видимо, жить, ибо где-то в рассветной тиши
Чистый голос поёт о любви, не даёт мне покоя,
Словно ветер весенний играет на струнах души.

* * *
МОРЕ ПАМЯТИ

Ускользнувшей волной вдаль уносит прибой
Золотистый песок из-под ног…
Всё, что было со мной, всё, что было с тобой,
Ты хотел бы сберечь, да не смог.

В море памяти тонут надежды и сны,
И за ветром встревоженным вслед
Стаей чаек летят беспечальные дни –
Дни Любви, дни Судьбы, дни Побед…

Брошусь в бездну морскую под музыку гроз –
Там на дне попытаюсь найти
Жемчуг радостных слёз, тень весенних берёз
И вчерашнего счастья пути.

Мчится ветер за стаей, летит за моря,
Поднимается в выси небес…
А на призрачном дне где-то юность моя
Похоронена – знаю, ты здесь!

Лишь мгновение длится всевластие гроз…
Дней любви не вернуть, не найти
Жемчуг радостных слёз, тень весенних берёз
И вчерашнего счастья пути.

* * *

Ты позвонил из юности –
Почти забытой вечности,
Что снилась и тревожила
В нелегкие года.
Была такой рассеянной,
Нелепой, неумеренной…
Сегодня море пенное
Ласкает берега.

Зовётся море пенное
Заветным Морем Памяти,
Сотрёт с души израненной
Усталости следы.
Слезу твою напрасную
Слизнёт волною яростной,
Другой волною – ласковой
Сердца охолодит.

Легла над вечной бездною
К высоким далям радуга,
По семицветной лестнице
С небес сойдёт Судья.
Не смею больше плакаться,
Пора опять надеяться –
У моря нашей памяти
Как прежде жду тебя.

* * *
ПАМЯТИ БОРИСА ПАСТЕРНАКА

Я в Переделкине средь блекнущей листвы.
На родине стихов – пристанище покоя.
Здесь Пастернак писал и плакал о любви –
Как строки чёткие змеились под рукою!
На чьём столе теперь заветная свеча?
Здесь без тебя, поэт, о прежнем грезят вёсны,
В сад тишина приходит по ночам
И стережёт стареющие сосны.
В той мудрой тишине прости, нелёгкий век.
Ни слова о любви, ни полстроки в тетради.
Лишь намертво впечатан, словно в снег,
Твой профиль в белый камень у ограды.

* * *

Коснулось дуло времени виска,
Свирепый ветер налетел из мрака,
Нахлынула великая тоска –
Хоть лезь в петлю или завой собакой!

Среди цветенья одичалых трав
Такая тишина, как на могилах.
Смертельно от небесных дел устав,
Спать валится на грудь Земли светило.

Но утром встанет в полный рост трава,
И снова, как и было здесь когда-то
Жизнь восстановит все свои права,
Их соблюдая бережно и свято.

Так после комы в одночасье, вдруг
К больному возвращается сознанье;
Взлетит на шаткий стебель майский жук
И оглушит собою мирозданье!

 

* * *
К ГРУЗИИ

Двести лет назад в Россию
В час суровых испытаний
Посылал гонцов Ираклий,
Властелин земли грузинской.
И могучая держава –
Русь ответила согласьем
Охранять отныне братски
От набегов чужеземных
Древней Грузии владенья:
Гор величие кавказских,
Где бесстрастные вершины,
Седоглавые, как время,
Затаили в светлых высях
Храмы – детища бессмертья,
И бескрайние равнины
Вдоль низовьев Алазани,
Виноградною лозою
Плодородные извечно.
Злому недругу отныне
Не ступить на эту землю:
Брат горой стоит за брата,
Друг не даст в обиду друга,
Два народа породнились,
Побратались на столетья!
Что случилось ныне, други?
Что случилось с вами, братья?
Не делите ваши земли,
Храмы божьи пожалейте!
О какой такой свободе
Друг от друга ваши речи?
От любви свободы нету,
Как от чёрных сил – пощады.
Тот, кто предал все заветы
И презрел законы дружбы –
В одиночестве погибнет.
Так положено на свете.

* * *
НА НОВОДЕВИЧЬЕМ КЛАДБИЩЕ

Легла на снег сиреневая мгла
Над головами светлыми достойных.
Здесь лучшими людьми удобрена земля
И звон колоколов почил в ночи спокойной.

Свет Млечного пути – парное молоко
Струится с высоты, надгробья освещая.
Как в божьем храме, дышится легко.
Не страх к небытию, а нежность ощущаю.

В холодный мрамор втиснута строка –
Как мало о судьбе… Но слов не надо громких
Тем, кто ушёл в грядущие века
Урок бессмертья преподать потомкам.

Памяти моего деда Михаила Захарова

Тает прощальная искорка света ,
День улетевшей зарницей сгорел…
Что пережил ты за сутки до смерти,
Дед, осуждённый, как враг - на расстрел!

Дымом пожарища тянет прогорклым,
К ночи густея, суровеет мрак.
Пригнана к ладным плечам гимнастёрка,
Стиснуты пальцы до боли в кулак.

Так и не дрогнул ни духом, ни телом,
С дальних высот осенённый перстом, -
Вытерпел муку, зрачками светлея,
Дед мой, расстрелянный в тридцать седьмом.

Благословите ушедшие жизни
Вместо огня погребальных свечей,
Кровью умытые звёзды Отчизны,
Светлые стражи бессонных ночей.


Почтовый ящик писателя
e-mail: annfun55@mail.ru

 

ТИТУЛ

Вверх

 

© сайт "МП".

Rambler's Top100 Rambler's Top100