Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Списки
Произведения
Союзы
Премии
ЦДЛ
Альбомы
Хобби

Байки Бориса Никитина
Байки и были Центрального дома литераторов, подслушанные и записанные писателем

На страничку автора


1 часть2 часть3 часть4 часть

3 часть

* * *
Предки на все случаи

Владимир Максимов рассказывал об известном прозаике и публицисте Н. "Сколько его помню, он всегда говорил и писал: "Мой отец из первых большевиков!" А сейчас как-то читаю его статью и вижу такую фразу: "Я горжусь тем, что мой дед был царским офицером". Вот тебе на, думаю..."

* * *
Любовь и картошка

Писатель-горожанин Владимир Б-рев, с любовью пишущий рассказы и повести на сельские темы, купил наконец дом в деревне с большим приусадебным участком и занялся огородничеством. Как-то встречает он меня в середине лета и говорит уныло:
- Боря, опять у меня в деревне картошка не взошла. Может, я ее вверх ногами посадил?

* * *
Чукча все знает

Рассказывают, как критик Владимир Бондаренко, встретив в ресторане ЦДЛ известного чукотского писателя Юрия Рытхэу (автора романов о преображенной советской Чукотке), горько плакался ему о засилье евреев в России. Вежливый Юрий Сергеевич долго слушал, молча кивал головой, а потом сказал:
- А у нас на Чукотке, Володя, кроме вас, русских, никто не жил и не живет. А тоже разруха.

* * *
Кстати

Однажды в ресторане ЦДЛ поэт Вячеслав Б. (по совместительству коммерсант и директор издательства) предложил друзьям и коллегам помянуть рано умершего известного поэта Анатолия П. Когда водку разлили по стаканам, Б. произнес короткую вдохновенную речь в память безвременно ушедшего собрата. Вставшие поэты молча пригубили стаканы.
- Да! - вдруг вспомнил поэт-коммерсант. - Сахар есть! Два вагона. Можно за безнал!

(1992)

* * *
Истина дороже

К прозаикам Юрию Головину и Валерию Дашевскому как-то приехал из Харькова друг - какой-то торгаш, "теневик", или, как сейчас говорят, крутой. Странно, но он писал стихи. Мало того, захотел устроить банкет в ЦДЛ и попросил пригласить на него известных писателей, поэтов, критиков. Крутой "поэт" заказал банкетный зал на 20 персон, а набежало за вечер все 50, так как и среди писателей немало желающих выпить и закусить за чужой счет. Вечер был хорош, все крепко подвыпили. И вдруг виновник торжества потребовал тишины и внимания, чтобы почитать свои стихи. Все замолчали и стали слушать. После первого стихотворения из-за стола поднялся критик Владимир Гусев и, покачиваясь, сказал:
- А тебе, графоман, здесь вообще делать нечего!

* * *

В ломбард за крыльями

Юрий Нагибин мне рассказывал: Михаил Светлов был уже болен и лежал в больнице, а они, его молодые коллеги и почитатели-студенты, навестили поэта. Светлов почувствовал себя лучше, и врач отпустил его на пару дней домой, навестить ЦДЛ. Когда Светлов переодевался из больничной одежды в свою, Нагибин спросил у него, как он себя чувствует:
- Как орел, - ответил Михаил Аркадьевич, - который направляется в ломбард за своими крыльями!

* * *
Ой, вы кони мои - журавли...

Как-то у поэта Расула Гамзатова спросили земляки:
- Расул, почему у тебя в оригинале кони, в русском переводе журавли?
(Речь шла об известном стихотворении, в русском переводе ставшем популярной песней).
- А потому, - ответил мастер, - что я еще не успел его написать, а они уже перевели!

* * *

Вычислил

Поэт Игорь Тюленев рассказал. Гуляли как-то до утра в общежитии Литинститута. В гостях у него были прозаик Михаил П. и критик Владимир Г. Ну и дамы, естественно. Утром Владимир Г. отозвал ребят в сторонку и говорит тихо:
- Учтите, друзья, эта худая Аська - комитетчица!
- Почему вы так решили, Владимир Иванович?
- А я ночью проснулся, гляжу - она сидит трезвая и наши книги читает. А кто же наши книги будет читать, кроме КГБ?

* * *
Сложные отношения

- В каких отношениях вы с Богом? - спросил директор издательства поэт Валентин Устинов у автора-коммерсанта. Бизнесмен долго думал, а потом сказал:
- В сложных. Один поп мне 8 миллионов должен!

* * *
Обрадовали

В газете "Московские новости" в 1994 году было опубликовано интервью с помощником Ельцина Виктором Илюшиным под заголовком "Президент снова в боевой форме". Публицист Леонид Баткин, прочитав это интервью, критически заметил:
- Это все равно, что пассажирам поезда сообщить: "Машинист снова проснулся!"

* * *
Мни воду!

Поэт Эдуард Балашов рассказал. В 1982 году принимали в Союз писателей Тимура З.. Член приемной комиссии поэт Юрий Кузнецов, полистав сборник поэм, бросил его на пол со словами:
- Какая белиберда!
Добрый Эдик решился защищать Тимура. Он сказал:
- Только поэт мог написать "измятая вода". За это его можно принять в Союз!
- Просто за воду в Союз уже принимали, - согласился Кузнецов, - а за измятую - такого еще не было...
Решили голосовать. Тимур З. был принят.

* * *
Поэты и непоэты

Рассказывают, что поэт Анатолий Передреев, если приходил в "пестрый" зал ЦДЛ один, то и садился за любимый угловой стол тоже один. Заказывал официанту водки и молчал. Славился Передреев феноменальной памятью на поэтические строки. Когда кто-нибудь из незнакомых поэтов подходил к нему, он неизменно спрашивал:
- Ты кто?
Подошедший представлялся. Передреев мгновенно читал две-четыре строчки стихов и сурово говорил:
- Ты написал?
- Я, - признавался поэт.
- Пошел на х...! - мрачно изрекал Передреев.
Гораздо реже бывало наоборот. Если строки были на взгляд и вкус Передреева замечательные, то он приглашал поэта: "Садись!" - и наливал водки. Анатолий безошибочно слышал в стихах то, что говорило об авторах как о непоэтах.

* * *
Этапы пути.

Автор исторических романов известный прозаик Юрий Давыдов как-то сказал писателю Анатолию Шавкуте:
- Я писал, пишу и буду писать правду. И мне можно верить. Я ничего и никого не боюсь. Я прошел войну, тюрьму и советскую литературу...
(1993)


1 часть2 часть3 часть4 часть

 

ТИТУЛ

Вверх

 

© сайт "МП".

Rambler's Top100 Rambler's Top100