Сайт "МОСКОВСКИЕ ПИСАТЕЛИ" Списки


Современные латышские писатели на сайте московских писателей

 

САНДРА ВЕНСКО

ВИДЕОКНИГА

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Нагота

 

Бармен наклоняет бутылку, пробка, хлопок: несколько капель анисовой и слезинка апельсиновой дольки скатывается вдоль полировки. Ничего привычного в бокале нигилизма, лишь волнующая нагота. Яркий узор блюза, затем охмеление в сосочках языка, глаза, тарелка с оливками, пару прикосновений к салфетке – мир плывет в нежных лапах океана – может быть, нечто подобное сказал бы поэт? Но мужчина не поэт, пуговицы его пиджака следят за очертаниями карминовых вуалехвосток, расположенном на уровне глаз ассортиментом поставленных в ряд бутылок, мелкие монеты катятся, коктейль выплескивается на пол с ускользающими тенями.

Танцоры – лопухи, зачем транжирить добро, если никто не пьет, размышляет мужчина и встает со стула, на котором в свое время сидел Густав Юнг. Может быть Кокто, Ротко, не все ли равно, какая знаменитость это была, если так подумать, могло быть и хуже, – вспоминая некоторый хороший случай из своего прошлого, мужчина усмехается, и краешек расстегнутой рубашки раскрывает рубец на груди.

Глаз прожектора на территории всплывает, затем темнеет стая красных рыбок, Юнг уплывает с ними, на западе за дверью дождится осень, неоновая радуга раскалывает небесную пену, и облака мужчина не коллекционирует. Ему полагается хотя бы море, небольшой вечерний остров, где голому согреться, поскольку долька апельсина прослезилась сухой и пустыня закрыта.

Другую женщину он туда не поведет, пусть караваны верблюдов остаются в занесенных завистью ущельях сердца, и поэтому ладони отодвигают стол; он поддакивает голосу певца блюза и в бассейн, как ему кажется, залетает чайка.

Ливингстон придет потом, он восклицает, закуривая "Camel", и бармен по-честному сопит – stone... stones... live is ... back и стоп, если нет денег. Бармен-гнида сметает с рук жизнь. Гоп, пепельница, гоп, не нравится? Да, это так, мужчина говорит, я ищу его. Рифму от голоса.

Нет здесь ни одной более подходящей рифмы, чем стеклянная дверь, сторож бара ворчит, и только поэтому мужчина, играючи, снимает с петель двери бара и уносит по улице.

Ты ее не любишь, кричит бармен басом.

Я ее знал, балда!

Эхо. Стеклянные дворцы и камень одного происхождения – блеск глаз трепещет, а мужчина идет, не оглядываясь.

Хохочет вслед танцующая стая красных рыбок, жужжит взлетная полоса ночных бабочек оливкового цвета, улица как будто шелковая.

Конечно, далеко мужчине уйти не удается; полицейский подлетает в своем шлеме мотоциклиста, наморщив лоб, выпаливает несколько слов, и мужчина послушно кладет ношу на набережную. Здесь же толпятся, теперь уже запрыгнув в стекло, расплавившиеся и наивные – надев на шею витражную косметику – рыбы сплетничают про огненный шрам, который высунулся из-под воротника.

Кокто нашелся, они галдят и начинают вести себя более шумно.

Идите, говорит он, видите – женщина плюс мужчина в счастливом ритме блюза. Под прикрытием стекла и камня, добрый вечер.

Ноги – слова, облачный ювелир работает. Красную картину Ротко мужчина больше не помнит; в каком китайском квартале он ее оставил, женщина тоже не помнит, оба не могут не знать, либо это случилось вчера, нет год назад. Он был мулатом, она – латышка, не помню, возможно, может быть, иначе. Я говорю, возможно, мужчина с седым взглядом в обрамлении света говорить быстрее, все быстрее и быстрее.

Простите, мужчина говорит, запыхавшись, теперь уже взахлеб говорит, говорит и говорит, ритм, спина у меня уже не болит, говорит он, а затем замолкает. – У него ноют почки, бармен остался в баре. Что-то там бормочет, говорил, чтобы не приходил, пришел. Это был пакистанец Джон, этот задница… сволочь… ну погоди!

Хватит! Было иначе – Джон Лете означает судно, женщина была вазой. Не разговаривай. На улице Малого капитана можно присесть, глянь-ка, гоп, рыбы парами вокруг кружек на осеннем острове. Чайка Ливингстон превращается в стаи рыбешек, не приставай, у меня пройдет.

Я – лжец?

Нет.

Надо закурить…

…………..

По левой стороне улицы тихо приближается похожий на Юнга контрабасист и мужчина его окликает: кто из вас двоих, пожалуйста, а может быть, оба – Пушкин, Бродский, ах вас сейчас вырвет? Кто-то интересуется мною? Умники в баре извращенно танцуют? Пошли!

К черту! Бродского не знаю, только его стихи. И впрямь, все представители мужского пола– отблеск Юнга, мужчина опомнился на лестнице бара и стал пояснять мир теоретически, а женщина в ночи залилась светлым смехом.

Воздух – это песчаная пустыня, если так подумать, говорит он, ничего не поделаешь, в ночных отражениях окон не ни узорчатости коктейля, ни анисового привкуса, и я не поэт. У них, мол, скорость. Открытая сыгранность. Пастухи исчадия.

Байкеры, откуда-то появившись, бросают окурки в плиточный бассейн, затем рев цепей…

Вся возможность невозможностей в браслете скорости света зеленовато люминесцирует, и мужчина какое-то мгновение молчит, забыв даже свое имя.

Апельсиновый глаз замерзший плавает в аквариуме. Махнув головой уезжающим, мужчина поворачивается…

Да. Игры с ветром.

Останься!

Нет.

Тишина. Что-то случилось, поскольку улетучивается едкий фабричный дым, и бармен в сине-зеленом костюме умер. Одетые в красные цветочные платья девушки все еще пытаются поймать корабль. Сторож куда-то исчез. Рекламы искрятся сами собой. Голая осень без чайки.

Безветрие, ты можешь плавать, контрабасист, остановившись рядом, кисло засмеялся.

Пусть будет так, говорит мужчина, и раздевается, ибо вдруг его осеняет, что он вечно один в этом мире. Тогда он расстегивает сердце, нырнув в бассейн, поднимает крошки монет, ломает витражные пояса, и нагота в нем вместе с тем заканчивается.

 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

Ночь

 

Все они счастливые шагают по ночному городу. Голые, опомнившиеся после ночного купания, воспеваемые блюзменами, ночные поэты, цитируя Карла Густава Юнга в подсознании, каждый немного разочарован в своей наготе, чуточку бармены жизни, братья по оружию – скорее всего смешные, нежели – счастливые, пока не возвратятся каждый в свой океан пустыни – не разменянные на мелочь. Над головой луна и тяжесть моря на языке.

 


 

ТИТУЛ

Вверх

 

© сайт "МП".

Rambler's Top100 Rambler's Top100